Вечный город: взгляд со стороны - страница 11

7
Время от времени, поближе к вечеру, в конце горячего денька, мне ка­залось, что я ощущаю в Риме запах моря. Это был даже не ветерок — быстрее теплая свежесть, она будто бы накры­вала город Вечный город: взгляд со стороны - страница 11. Это именуется ponentino — маленькой запад­ный ветерок — не путать с реальным западным ветром — poniunte. В такие деньки я нередко гулял по садам Боргезе и на­блюдал закат с холмика Пинчьо.

Сады Боргезе живут Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 своей приятной и размерен­ной жизнью, главные роли в этом спектакле принадлежат детям, собакам и влюбленным. Каждый раз, приходя сюда, я встречался с одним и этим же человеком с собакой и Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 крас­ным резиновым мячиком; с теми же монахинями, выводя­щими на прогулку крохотных девченок, построенных пара­ми, в розовых платьях; а время от времени и с теми же самыми влюб Вечный город: взгляд со стороны - страница 11­ленными, сидячими на травке либо поедающими мороженое под пиниями. По субботам, деньком, у озера разыгрывали представление Панч и Джуди, и как весело было смот­реть на запрокинутые детские мордочки. По воскресень­ям юные Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 люди усаживали собственных женщин в лодки и греб­ли в направлении храма Асклепия.

Мне нравилось бродить по одиноким ложбинам посреди кустарника. И я задумывался: как грустны эти места, таин­ственны, чудесны — вобщем, как и Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 все в Риме, насе­ленном призраками. Сады опоясаны рядами пиний, вызы­вающих в памяти симфоническую поэму Респиги, в их есть Целые «улицы» атласных магнолий, больших, как будто дубы; и мрачные лавры, и Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 падубы. Итальянский обычай поста­вить скульптуру либо бюст в каком-нибудь пустынном месте при­дает таким старенькым садам пугающую языческую значитель­ность. Застенчивый христианин может тут испытать внезап­ное желание озарить Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 себя крестным знамением, так как уши его готовы услышать необычную музыку, а глаза подозрительно вглядываются в черные кустики, ждя, что из их появится одинокий, полузабытый божок.

Вы перебегайте из дикости и заброшенности садов Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 Бор­гезе к упорядоченности примыкающих к ним садов на хол­ме Пинчьо: геометрически верно расположенные клум­бы, дорожки, аллейки, именитые римляне (Наполеон-то, естественно, — чужой!) на мраморных постаментах. Римский Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 нос всегда был хорошей мишенью, и если вы в один прекрасный момент за­метите, что у Агриппы либо Вергилия носа не хватает, то всего только через день-другой с ублажение обнару­жите, что Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 недостающий орган стремительно приставлен департа­ментом градостроительства, обычным к такового рода пла­стическим операциям и располагающим широким выбором носов для схожих случаев. И еще я желал бы предупре­дить всякого, кто Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 довольно богат, чтоб приобрести бюст либо скульптуру у торговцев с Виа дель Бабуино: только одна из сот­ни древних статуй дошла до нас с неповрежденным но­сом. «Пятьсот-шестьсот голов, откопанных на Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 моей памя­ти, — писал Ланчиани, — все, кроме дюжины либо 2-ух, без носов».

Никто в Риме вам ничего не скажет: предполагает­ся, что вы или все уже понимаете, или довольно умны, что­бы выяснить все Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 самим. Это сначала относится к не поддающемуся объяснению и необычному расписанию работы музе­ев, галерей и других публичных мест. Итак, если вы приложите некие усилия, чтоб выяснить, почему же На­полеон Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 помещен посреди именитых римлян, что сначала кажется настолько странноватым, то вам раскроется, что он тут находится по праву — так как конкретно его конструктор, Валадье, перепроектировал Пьяцца дель Пополо. Ему принадлежит проект Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 садов Пинчьо.

Стенка, окружающая Рим, которая поставлена под доволь­но странноватым углом, чтоб заключить вовнутрь бугор Пинчьо, в этом месте носит заглавие Muro Torto1. Это единственный отрезок стенки, который не ремонтировался и не Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 укреплялся Велизарием, потому что обитатели уверили его, что сам святой Петр присматривает за этим участком; и вправду, с этой стороны варвары никогда не нападали. Перед тем как дойти до известной террасы, я Вечный город: взгляд со стороны - страница 11, бывало, подходил к воротам сада виллы Медичи, чтоб полюбоваться через стальные пру­тья решетки, как здание XVI столетия тихо спит посреди цветочных клумб, кипарисов и длинноватых, посыпанных гравием дорожек, по которым Вечный город: взгляд со стороны - страница 11, кажется, в хоть какой момент может пройти кардинал, занятый беседой с Веласкесом. Живописец, как понятно, жил некое время на вилле и писал этот сад. Но никогда я не заставал там ни мельчайшего Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 движения. Разве что ленивая бабочка порхала по кустикам либо птицы, которых в Риме редко узреешь.

Итак, я доходил до террасы, с которой хоть какому туристу в Риме бывало следить закат за собором Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 Святого Пет­ра. Понизу лежала Пьяцца дель Пополо, по бледноватым камням которой сновали туда-сюда люди; авто въезжали че­рез Порта дель Пополо — бывшие некогда заездом в Рим для экипажей. В центре площади, старенькой Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 и безразличной ко всему, таковой старенькой, что ничто больше не имеет для нее значения, стоял обелиск, который был старым уже тогда, когда Август привез его из Египта и расположил в тени Па Вечный город: взгляд со стороны - страница 11­латина, в Circus Maximus. Все колесницы проезжали мимо этого обелиска, так как он находится в центральной ча­сти дистанции; и вот сейчас он продолжает взирать на рим­лян, все еще Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 спешащих, все еще старающихся перегнать друг дружку.


1 Изогнутая, искривленная стенка (ит.).


На площади три церкви, они все посвящены Святой Деве, и самая увлекательная из их — слева от меня, укрытая деревьями террасы. Это Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 Санта-Мария-дель-Пополо, вслед за воротами. Церковь была построена в XII веке, чтоб прогнать отсюда дух Нерона, который, как ведали, имел обыкновение бродить по склонам холмика Пинчьо и посиживать в обществе наизловещих ворон Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 под старенькыми орешня­ми. Когда расчистили участок, папа Пасхалий II срубил эти деревья своими своими руками. Первоначаль­ная церковь не сохранилась, но теперешняя до сего времени скры­вает место бывшей гробницы Домициев, где Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 пепел Нерона хранился совместно с пеплом 2-ух его старенькых нянь и его воз­любленной Акты.

Я бросил взор на эту прекрасную панораму, а потом далее, на крыши Рима, на Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 купол собора Святого Петра, сейчас охраняемый 4-мя антеннами Радио Ватикана. Это — один из самых красивых видов в мире, и когда я стоял в лучах заходящего солнца, весь пейзаж, с куполом в центре, с усыпальницей Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 Адриана, Святым Ангелом на ее крыше и длинноватой, черной грядой Яникула слева, — весь пейзаж заполучил неповторимую цветовую палитру, которая яв­ляется не последним достоинством Рима. Это даже не за­кат, летом это какое Вечный город: взгляд со стороны - страница 11-то остаточное свечение, которое так волшебно смотрится с Пинчьо. Солнце село. Золотистый свет, который, казалось, все еще подымался от него, разлился по городку. Очертания купола резче вырисовывались сейчас на фоне Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 неба, где розовый цвет равномерно сместился к за­паду и поднялся ввысь, чтоб смешаться с оставшейся гу­стой синевой летнего итальянского денька. Этот насыщенный цвет, цвет, воспетый самим Гомером; цвет, которому долж­ны Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 сопутствовать пыль из-под копыт скачущих вскачь лошадок и несущихся вперед колесниц; эпический цвет ста­новился все более глубочайшим и темным по мере того, как небо догорало. В конце концов восток Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 окрасился красноватым, даже быстрее заржавелым, — обещание, что завтра будет таковой же светлый денек, какой только-только завершился.

Это тот миг, когда наступает ночь. Улицы стран­но освещены в сумерках, они подсвечены розовым, так Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 как мягенький вулканический туф пропитался за денек солнцем и сохранит его до утра. Стенки домов получают цвета шафрана, розы, персика, тротуары мягко лучатся, как буд­то лава помнит доисторические пожары. Купол Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 Святого Пет­ра — на том берегу Тибра, на фоне последних бардовых полос на небе — сейчас темный. Колесница солнца умчалась, пыль от ее колес улеглась; и над Римом зажглись 1-ые звезды. Это очень трогательный момент Вечный город: взгляд со стороны - страница 11. Поначалу один, позже дру­гой — никогда не угадаешь, где это началось, — колокола Рима звонят «Ангелус» — Ave Maria, — и очередной денек жизни прошел. Сейчас мгла, а позже — завтра.

8
Мне всегда Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 нравилось ворачиваться домой холодной ночкой. Пинии стояли в нимбе отраженного света, тропин­ки сбегались в полосу полной мглы, окаймленную огня­ми Рима. Загадочные даже при свете денька, ночкой сады Пинчьо и сады Боргезе получают Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 магическое очаро­вание. В этой части Рима ничего не строили с старых вре­мен; тут был умопомрачительный дворец Лукулла, тут он разбил чудесные сады и давал свои именитые пиры, которые Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 с течением времени принесли ему огромную славу, чем по­беда над Митридатом.

Самым резвым методом разбогатеть в имперские вре­мена было сделаться губернатором какой-либо провин­ции; и часто те, что похитрее, доили Империю Вечный город: взгляд со стороны - страница 11, а по­том, подобно Лукуллу, разбогатев в Азии, ворачивались в Рим, чтоб вести тут шикарную жизнь и поражать со­временников собственной экстравагантностью. Сады Лукулла рас­кинулись на верхушке холмика Пинчьо, но сам дворец Вечный город: взгляд со стороны - страница 11, с его портиками, библиотекой, залами для пиров, распространил­ся на южный склон, туда, где на данный момент Испанская лестница. Плутарх пишет, что в один прекрасный момент, когда Помпей был Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 болен, доктор прописал ему блюдо жареных дроздов — в Риме это до сего времени деликатес! — которых можно было раздобыть в это время года разве что у Лукулла, на холмике Пинчьо. Лукулл первым ввез вишни из Азии Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 в Италию, а позже и в Западную Европу. Плутарх также ведает историю о Цицероне и Помпее: как они, случаем встретив Лукул­ла на Форуме, решили узнать, правда ли, что знамени­тый Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 эпикуреец практически ничего не ест, когда обедает один. Потому что близилось время обеда, а Лукулл в тот денек не устраивал пира, они спросили, не могут ли отобедать у него сейчас. Он смутился и Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 предложил перенести обед на завт­ра, на что они не согласились. Тогда он послал сказать собственному управляющему, что хочет отобедать в зале Апол­лона; и когда все трое прибыли Вечный город: взгляд со стороны - страница 11, для их был готов умопо­мрачительный пир, один из числа тех, которыми славился владелец дома. Оказалось, что каждой комнате во дворце соответ­ствовал собственный уровень, собственный размах развлечений, свое меню, и управляющему довольно было знать Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 заглавие комна­ты, где собирался обедать владелец, чтоб устроить подоба­ющий прием.

Но совсем не призрак Лукулла блуждает ночами в са­дах на холмике Пинчьо. Лукулл умиротворенно лежит под грудой соловьиных язычков Вечный город: взгляд со стороны - страница 11. Нет, тут обитает призрак Месса­лины, убитой в залах дворца. Эта потрясающая дама присвоила сады через столетие после погибели Лукулла, от­няв их у собственного неприятеля, Валерия Азиата. Затравив этого же Вечный город: взгляд со стороны - страница 11­стокого человека до погибели, она овладела его имуществом, и сады в особенности пришлись ей по нраву. Тут она и укры­лась, когда любящий супруг, престарелый Клавдий, чело­век, который, очевидно Вечный город: взгляд со стороны - страница 11, последним в Риме узнавал о ее эскападах, в конце концов разгневался на нее. Мы никогда не узнаем, была ли Мессалина так ужасна, как ее описыва­ют. Может быть, Агриппина, которая утвердилась в импера Вечный город: взгляд со стороны - страница 11­торском дворце после нее, содействовала распростране­нию о ней дурных слухов. Мессалине было всего 20 6, когда она погибла, — очень не достаточно, чтоб успеть совершить все те бесчинства, которые ей вменяют в вину Вечный город: взгляд со стороны - страница 11. Но в ту ночь, когда бедному Клавдию произнесли, что она еще ужаснее, чем его бывшие супруги, Мессалина, осознав, что же навлекла на себя гнев этого слабенького человека, бежала в сады Лукулла, надеясь переждать там бурю Вечный город: взгляд со стороны - страница 11. Воз­можно, загаданое ей бы удалось, если б вольноотпущен­ник Нарцисс очень скоро не сказал, где ее находить. Три­бун с отрядом гвардии здесь же отправился в сады, имея Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 при­каз умертвить императрицу. Ее отыскали там, где находили. Она посиживала на полу дворца и плакала в объятьях собственной мамы, которая держалась в тени все годы благоденствия и величия дочери, а сейчас Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 ринулась к ней, чтоб утешить ее в не­счастии. Когда дамы сообразили, что ворота открыты, и услышали шаги боец, Лепида попробовала уверить дочь бросить этот мир, как подобает римлянке, другими словами самой лишить Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 себя жизни. Трибун и его бойцы вошли в комнату. Мессалине вручили кинжал. Она приставила его к горлу, позже к груди, но у нее так и не хватило мужества. Тогда трибун вытащил из Вечный город: взгляд со стороны - страница 11 ножен собственный клинок и зарубил ее одним махом.

Чуток позднее правитель, не заметив императрицы за пир­шественным столом, поинтересовался, где она.


vedenie-poedinka-stoya-stand-up-style.html
vedenie-propagandi-protiv-kazakov-repko-s-i-vojna-i-propaganda-hu-hh-vv.html
vedenie-rodov-i-poslerodovogo-perioda-u-bolnih-s-miomoj-matki.html