Вечный город: взгляд со стороны - страница 18

2
Когда путник в древние времена подходил к Риму по Аппиевой дороге, первым, что кидалось ему в глаза и ослепляло своим великолепием, были залитые солн­цем императорские дворцы на Палатинском холмике. Тут жили цезари Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, и роскошь их жилищ росла по мере ук­репления Империи, и не было в мире прекраснее дворцов. Отсюда они управляли своими обеспеченными владениями, тут они жили, окруженные льстецами и рабами, тут они нередко Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 погибали самой ничтожной гибелью — от руки наемного убийцы.

Столпившиеся на Палатине дворцы уже были древни­ми, когда в IV веке Константин Величавый решил перенести столицу в Константинополь. Скоро другой «Палатин», где Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 купола очевидно преобладали над колоннами, отразился в во­дах Босфора. Великолепие византийских дворцов стало ле­гендой. Викинги ведали о их друг дружке долгими зимними ночами; одичавшие балканские номады в степях зна Вечный город: взгляд со стороны - страница 18­ли об их блеске и, сидя у собственных походных костров, говори­ли об императорском троне с золотыми львами, о золотом дереве с эмалевыми певчими птичками, которое стояло за троном. Пока римские дворцы на Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 Палатине равномерно раз­рушались, византийские становились все пышнее, и так до того времени, пока в 1453 году турки не захватили Константино­поль и султан не ахнул от изумления, войдя в император­ские покои. Те, кто Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 на данный момент изучит запутанные ходы двор­ца султана в Стамбуле, не без оснований могут предполо­жить, что перед ним только подобие римских дворцов на Палатине.

Палатин, но, не всегда Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 был королевским холмиком. Во вре­мена Республики, с 509 по 31 год до н. э., это была терри­тория аристократов и состоявшихся людей. «Новые лю­ди» — удачные ораторы и финансисты ощущали себя тут как дома. Это Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 место было тем, чем стал Парк-лейн в правление Эдуарда VII. Август родился на Палатине и решил, что тут ему будет комфортно жить. В 20 семь лет он получил от Сената Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 подходящий дом и в нем посе­лился. Ранее дом принадлежал известному оратору, противнику Цицерона, Квинту Гортензию, который очень лю­бил животных. Гортензий жил в Риме очень робко, а все свои богатства показывал Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 на пригородных виллах, которых у него было несколько. В его прекрасном поме­стье в Таренте был погреб с 10 тыщами амфор хи­осского вина и целой стаей прирученных им одичавших зве­рей. Молвят Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, во время пиров к гостям с веток деревьев вдруг спускался раб, переодетый Орфеем, и на клич его флей­ты сбегались одичавшие животные и резвились вокруг него. В пру­дах с соленой Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 водой в Баули Гортензий держал морских рыб и кормил их с руки и в один прекрасный момент разрыдался, узнав о погибели одной из собственных любимиц. Он обожал и деревья и подкармливал их Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 — поливал вином. В один прекрасный момент он попро­сил Цицерона выступить заместо него, чтоб впору вер­нуться в свое поместье и полить собственный возлюбленный платан.

Что касается его жилья на Палатине, это был Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 доволь­но умеренный дворец, и он потом очень подошел Августу. Август был очень умен, чтоб, подобно сво­им наименее значимым последователям, лелеять самомне­ние и окружать себя роскошью, и хотя с течением Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 времени он ку­пил и примыкающий дом и расширил свое жилье, молвят, он долгие и длительные годы продолжал спать все в той же малеханькой спаль­не. Таким макаром, дом Гортензия стал Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 ядром целого со­звездия дворцов, которое в конце концов образовалось на Палатине.

Одним из основных строителей был Тиберий, «цезарь Распятия». Он выстроил для себя дворец на северо-западном склоне холмика, а сменивший его безумный Калигула Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 по­селился на самом краю, с видом на Форум, как раз над Домом весталок. Тут Калигула был убит, а дрожащий Клавдий построен на престол парой боец, которые как раз проходили Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 мимо. Нерон счел дворцы предшественни­ков недостойными его и покинул Палатин ради собственного фан­тастического Золотого дома. Ни Веспасиан, ни его отпрыск Тит дворцов не строили, но Домициан, младший отпрыск Веспаси­ана, переработал центр Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 холмика и его южный склон, построив стадион и умопомрачительный дворец, где жил в неизменном стра­хе и в конце концов умер в одном из мраморных залов от удара кинжалом в животик. Потом Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 последовал перерыв дли­ною в столетие — на это время бугор оставили в покое. Этот период включал в себя правления Траяна, Адриана и Марка Аврелия. Потом благодаря Септимию Северу, чья арка до Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 сего времени стоит на Форуме и о чьих походах в Шотландию я уже говорил выше, юго-западный склон холмика покрыл­ся новыми прекрасными зданиями. Но к тому вре­мени Палатин был уже Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 так застроен, что правитель, пыта­ясь отыскать свободное место, обязан был выстроить боль­шую платформу на больших опорах, которую до сего времени видно с Виа дель Чирко Массимо и которая Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 сейчас явля­ется главной приметой этого холмика.

Если не считать дворца Августа, дворцы Палатина при­надлежали не очень достойным цезарям. Личность Ти­берия не вызывала симпатии, Калигула был безрассуден, Не­рон — хотя Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 ему и не довелось приложить руку к Палати­ну — был очень расточительным строителем, Домициан с течением времени перевоплотился в ожесточенного деспота. «Добронрав­ные» цари, такие как, к примеру, Клавдий — хоть и неврастеник, но человек Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 хороший, Траян, Адриан, Анто­ний Пий, Марк Аврелий, совершенно не представлены на Пала­тине. Так что его дворцы — malaise de pierre — «припадки в камне» нескольких очень странноватых и чувственно неус­тойчивых Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 цезарей. Такая обычная история этого холмика.
3
Был один из числа тех летних дней, которые набрасываются на Рим, как львы. Солнце изо всех сил пекло уже в девять утра, а в полдень жара обещала стать Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 невыносимой. Я по­думал, что денек выдался безупречный, чтоб разрешить, по последней мере себе, загадки Палатина: там тенистые пинии, заросшие травкой берега, а в прошедший раз я лицезрел Уголок Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, где под ветвями олеандров и падубов слабенький род­ник точит каменный саркофаг. Лучше места для пикника не придумаешь.

В одной из потрясающих лавок, что ютятся на укром­ных улочках Рима, я купил пармской ветчины и Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 сыра бель паэзе1, в булочной рядом — хлебных палочек гриссини, а у торговца фруктами на улице — два персика. Бакалейщик очевидно меня некорректно сообразил, так как ветчины у меня оказалось на Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 десятерых, и, как позже выяснилось, это было кстати.


1 Мягенький итальянский сыр из коровьего молока с ласковым слад­коватым вкусом. В первый раз сделан в Ломбардии. — Примеч. ред.


Направляясь на Палатин, я проходил узеньким переулком Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 за тихим, полупогребенным форумом Юлия Цезаря. Ко мне подошел рыжий, нахального вида, затрепанный в бит­вах кот, хвост трубой, просто префект Ним либо Бардольф, а не кот. Большая часть животных людская доброта Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 очень изменила, и кошек — не меньше, чем других. Не­которые из этих полудиких созданий, живущих на разва­линах Рима, сохранили генетическую память о пожарах, и хотя готовы стремглав бежать в Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 свои норы при мельчайшем твоем подозрительном движении, время от времени страшно скучают по людскому голосу. У Нима, видать, были трудные времена, и он встал у меня на пути, урча, как будто малая динамо-машина. Стоило Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 мне наклониться, чтоб сказать несколько слов утешения и погладить кота, как четкий, мол­ниеносный удар лапы чуть не вышиб у меня из рук пакет с ветчиной. Я опешил, как Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 если б прохожий на улице по­просил дать ему прикурить и здесь же залез ко мне в кармашек. Отступив в тень стенки, я отдал коту ломтик ветчины, на ко­торый тот гневно Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 накинулся. Такое поведение, настолько не­типичное для котов, которые и жареного цыпленка поначалу 10 раз обнюхают — не желают ли их отравить, — отдало мне осознать, что у этого кота за жизнь. А на меня Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 изо всех дырок, из каждого угла уже надвигались усатые, предвку­шающие поживу кошачьи рожи. Скоро коты, сероватые, чер­ные, полосатые, белоснежные, рыжие и всех этих цветов в различных композициях, также роскошные кошечки с Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 котята­ми, которые не так давно научились ходить, расселись передо мной полукругом. Ним был вне себя от гнева. Это он на­шел ветчину (и меня) и, естественно, желал бросить нас для собственного Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 личного использования. Он придавил уши, издал некий горловой хрип и сделал, подняв переднюю лапу, несколь­ко угрожающих пассов. Он точно был местный цы­ганский барон.

Много веков римские кочевые коты населяли залы, где Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 до этого пировал Джемшид 1. О котах упоминают путеше­ственники XVIII века, наши праотцы подкармливали их в XIX, и на данный момент их поголовье не уменьшилось. Желал бы я, чтоб какой Вечный город: взгляд со стороны - страница 18-либо биолог растолковал мне, почему в усло­виях свободного скрещивания белоснежный окрас оказался таким устойчивым. Можно было бы ждать, что доминантным станет сероватый либо полосатый... В конце концов 50 кошек за 5 минут прикончили ветчину, которой Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 хватило бы на 10 человек, и я, оставив их расползаться по сво­им норам и руинам, ушел, ошеломленный и позабавленный этим внезапным нашествием.


1 Создатель вспоминает рубаи О. Хайяма «И льву и ящерице вход Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 открыт / В тот зал, где древле пировал Джемшид...» (перевод О. Румера). — Примеч. ред.


Я поднялся на Палатинский бугор и оказался в самом уединенном и призрачном месте Рима. Пинии и падубы отбрасывают тени на Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 жутковатые могильные бугры, из которых скелеты дворцов нет же, ну и высунут мраморные кости. Ступени ведут в заросшие травкой подземелья. Длин­ные, сырые переходы, соединяющие помещения, напоми­нают ничтожные Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 останки какой-либо станции метро. От па­лящего солнца потрескались плиты цветного мрамора, ко­торые помнят шаги цезарей. Я поглядел на Форум: он

просматривался весь, от начала до конца, залитый утрен­ним жарким солнцем. С Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 другой точки я посмотрел на при­зрачный Circus Maximus (Большой цирк), большущее вытянутое строение, припудренное коричневой пылью, когда-то бывшее ипподромом и вмещавшее двести тыщ зрителей, а сейчас — сладкоречиво пустое Вечный город: взгляд со стороны - страница 18.

От запустения на Палатинском холмике, холмике, давшем европейским языкам слово «палаццо» — дворец, становит­ся жутковато. Скупо вглядываешься в лицо какого-либо еще исследователя руин, который нет же ну и повстречается. И вот ты Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 уже опять один посреди фундаментов, обещающих для тебя сверкающие стенки, портики с колоннами, мраморные этажи, крыши и крыши, заканчивающиеся золотыми ста­туями богов и людей и золотыми колесницами, за­пряженными четверками лошадок, схожими тем Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, что опи­саны в квадриге Лисия: ноздри его молочно-белых скаку­нов «выдыхают утро».

Одна из наинтереснейших руин на Палатине — так на­зываемый дом Ливии, где, как сейчас считают, жил Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 Ав­густ. Несколько ступеней ввысь — и я оказался в малень­ких комнатках со стенками, увенчанными медальонами. На их все видно очень ясно, изображения кажутся совершенно све­жими: Полифем все еще преследует Галатею, а Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 Гермес спа­сает Ио. С неким страхом я помыслил, что, может быть, глаза самого Августа две тыщи годов назад останавливались на этих стенках. Служитель был более всего озабочен тем, чтоб Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 я не пропустил водопровод, проведенный в ванную комнату.

Если это вправду дом Августа, он даже меньше, чем я мог для себя представить. Вобщем, отлично понятно, что правитель жил до боли просто. Он даже Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 заставлял свою гор­дую высокомерную супругу, Ливию, своими руками ткать ему тоги. В один прекрасный момент ему приснился странноватый сон, и с того времени раз в год он садился на пороге собственного дома, подоб Вечный город: взгляд со стороны - страница 18­но нищему, воспринимал милостыню от проходивших мимо.

Он придерживался серьезной диеты и нередко питался только хлебом, размоченным в воде, и сушеным виноградом. Он сильно мало пил вина. Он мучился от бессонницы Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, и когда один человек, которого считали богачом, погиб в долгах, послал приобрести на торгах подушку, на которой погибший ухитрялся отлично спать. Август был низкого роста, но так отлично сложен, что рост не кидался Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 в глаза, пока его не лицезрели рядом с другими людьми. Волосы у него были светло-русые, а лицо нам отлично знакомо, естественно, на­столько отлично, как может быть знакомо Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 лицо че­ловека, жившего так издавна. Это умное, практически аскетическое лицо, может быть, мало холодноватое, непроницаемое. Никто не лицезрел его улыбающимся, но числилось, что он обладал чувством юмора. В один прекрасный момент он очень Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 успешно обрисовал, как нервный человек подает петицию — «как буд­то предлагает мелочь слону». Марциал сохранил для нас только одну его эпиграмму, в высшей степени неприлич­ную. Август был, может быть, первым Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 в истории коллекцио­нером окаменелостей и утвари эры палеолита. Все это он находил в морских пещерах Капри. Август был счастли­вым владельцем скелета кита.

В отличие от последователей, страдавших манией вели­чия Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, Август позволял совершенную свободу слова и разре­шал даже низшим откликаться о нем как угодно грубо. Ти­берий в один прекрасный момент упрекнул собственного приемного отца в таком попустительстве, считая его недостойным самого могуще Вечный город: взгляд со стороны - страница 18­ственного человека на свете, но Август ответил: «Мой до­рогой Тиберий, не поддавайся юношескому волнению и не гневайся на того, кто плохо обо мне отзывается. Будет со­вершенно довольно, если Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 мы устроим так, чтоб они не смогли сделать нам ничего плохого». И все таки при всех собственных симпатичных качествах Август время от времени кажется ожесточенным и бессердечным. Его 1-ая супруга, Скрибония, была Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 на двенадцать лет старше его, он женился на ней по политическим суждениям. Но нельзя не согласить­ся, что было бы милосерднее объявить о собственном решении развестись с ней не в тот денек, когда она Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 родила ему дочь. Он решил во что бы то ни стало жениться на Ливии, моло­дой супруге Тиберия Нерона, которая, разведясь с первым супругом, вошла в его дом с 2-мя малеханькими отпрысками Вечный город: взгляд со стороны - страница 18. Август любил ее всю жизнь, хотя сплетники не раз болта­ли о его связях с различными дамами. Он погиб в возрасте семидесяти 6 лет, в объятиях супруги, и его последние Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 слова были: «Ливия, помни нашу с тобой жизнь, а сейчас прощай!».

Ливию как-то спросили, свидетельствует Дион Кассий, как ей удалось так длительно сохранить привязанность Авгус­та, и она ответила: «Мой секрет очень прост: я Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 всю жизнь обучалась угождать ему и никогда не проявляла неподобаю­щего любопытства к его муниципальным и личным делам». У их не было деток, и потому что погибель убрала с дороги на­следников Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 из семьи самого Августа, притом при обстоя­тельствах, которые казались современникам в высшей сте­пени подозрительными, после погибели самого Августа Империю унаследовал отпрыск Ливии от первого брака Тиберий и сама Ливия Вечный город: взгляд со стороны - страница 18. Она была мамой «цезаря Распятия».

Скульптуры являют нам высшую, стройную, гордую жен­щину, которая могла бы позировать художнику либо скульп­тору для портрета обычной римской матроны времен Рес­публики. Уже никчемно Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 вглядываться в ее черты, стре­мясь отыскать там амбиции, ради воплощения которых она не погнушалась бы и убийством, но факт остается фактом: все наследники, которых избрал бы для себя сам Август, по Вечный город: взгляд со стороны - страница 18­гибли, а Ливия и ее отпрыск преуспели. В 1-ые годы правле­ния Тиберия Ливия пробовала повлиять на отпрыска, но он не мог терпеть ее, и когда она погибла, а ей было уже Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 за во­семьдесят, Тиберий даже не притворялся, что скорбит, и не пришел на похороны.

Маленькая прогулка привела меня туда, откуда открыва­ется вид на Circus Maximus. Большая трибуна в несколь­ко ярусов с «пнями Вечный город: взгляд со стороны - страница 18» от многих колонн — вот все, что ос­талось от храма Аполлона. Перед битвой при Акции, пре­бывая в неуверенности относительно собственного грядущего, Ав­густ отдал обет воздвигнуть храм этому богу и, победив Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 Ан­тония и Клеопатру, он поторопился исполнить собственный обет. Те, кто лицезрел храм, восхищенно обрисовывают его величие и кра­соту, редчайший мрамор, из которого он построен, святили­ще снутри Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 храма. Находящаяся там греческая скульптура, ко­торая на 1-ый взор припоминает даму, — Аполлон со собственной лирой. А в ее основании было потаенное хранилище, где Август прятал «Сивиллины книги». Их судьба — еще одна загадка Старого Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 Рима. Ланчиани утверждает, что они были все еще тут в 363 году н. э., и только их и уда­лось спасти, когда в этом самом году префект милиции Ап­рониан и Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 пожарные оказались бессильны предупредить разрушение храма. Но после чего о книжках больше никто не слышал.

Еще удивительнее храма были две библиотеки, грече­ская и латинская, включенные в план постройки. Здесь Ав­густ, непременно, следовал плану Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, намеченному Юлием Це­зарем. Читальный зал библиотеки, довольно просторный, чтоб там мог собраться Сенат, декорировали золотые, сереб­ряные и бронзовые медальоны с изображениями знамени­тых писателей и ораторов.

Мы Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 с удивлением читаем Плиниевы описания «чтений», которые устраивались тут временами создателями. В те времена было принято, чтоб писатели читали свои книжки избранным слушателям из числа друзей и знакомых перед тем, как опубликовать их, и было Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 стильно посещать такие чтения. Ювенал признавался, что конкретно жажда мще­ния тем, чьи эпические произведения ему приходилось без­молвно слушать, часто вдохновляла его писать соб­ственные стихи. Посреди «ужасов Рима Вечный город: взгляд со стороны - страница 18» он называл пожары, обрушение плохо выстроенных домов и «фонтанирующих поэтов у Августа». Очевидно, только именитый писа­тель мог рассчитывать на чтения в библиотеке Августа. Предел желаний среднего литератора — пустая комната, нанятая для Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 него покровителем. Кресла и скамьи тоже при­ходилось брать напрокат, а время от времени и слушателей нанимать.

Плиний обрисовывает одно пристижное сборище, может быть, в библиотеке Августа, злосчастных приглашенных, которые шли в зал на Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 чтения, как на заклание, неким удавалось протормозить, вроде бы замешкавшись, и подсылавших собственных людей — выведать, сколько еще страничек осталось. Нако­нец, осознав, что «дело идет к развязке, они медлительно вхо Вечный город: взгляд со стороны - страница 18­дили в зал и присаживались на край кресла». Сам Пли­ний был неукротимым оратором, и схожее поведение ему очень не нравилось. В один прекрасный момент в гнусную, сырую погоду он вынудил Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 собственных друзей слушать себя два денька, и когда в конце концов спросил их, не тормознуть ли ему, слушатели умоляли его читать и 3-ий денек. Как отлично нам знако­мы эти неискренние похвалы и рукоплескания Вечный город: взгляд со стороны - страница 18! Мы просто лицезреем Плиния, который, утомившись звуком собственного соб­ственного голоса, вдруг прерывается и гласит: «Нет, все-же я думаю, мне следует на данный момент остановиться», — и слы­шим возгласы Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 злосчастных мучеников: «Нет-нет, дорогой друг, пожалуйста, продолжайте! Мы не желаем пропустить ни слова!» В другой раз он пригласил друзей к обеду, а позже две ночи попорядку читал им стихи. В конце концов они Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 воз­роптали и произнесли ему, что он нехороший чтец. Это очень рас­строило его. Он написал другу, спрашивая у него совета. Не следует ли ему заставлять читать заместо себя кого Вечный город: взгляд со стороны - страница 18-ни­будь из собственных вольноотпущенников? И если да, то как ему самому следует вести себя в это время? Посиживать праздно и бездвижно либо поддерживать чтеца взорами, движе­ниями рук, мимикой, возгласами, как это делают некото Вечный город: взгляд со стороны - страница 18­рые, понимаете? Бедный Плиний! Через его иронию прогля­дывает уязвленное самолюбие.

Современники докладывают нам очень тщательно о том, как протекала жизнь писателя, сколько его трудов публикова­лось, сколько делали Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 копий. Прочитав свое новое произве­дение публике, писатель нес его издателю, который дер­жал некое количество копиистов. Чтец диктовал текст книжки, а переписчики писали его темными чернилами на листах папируса, которые позже Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 скатывались в свитки. 20 переписчиков, если они работали по несколько часов в денек, непременно, были в состоянии сделать тыщу копий, на­чисто, за отрезок времени, нужный сейчас для про­изводства даже самой малеханькой книги. Готовый Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 рулон папируса надевался на валик, именуемый umbilicus , и со­ставитель мог в свое наслаждение декорировать его края — соrnua 2. Нередко рожки бывали очень прекрасно раскрашены и снабжены золотыми и серебряными шишечками Вечный город: взгляд со стороны - страница 18. Можно было также выкрасить края папируса, многие книжки, как мы знаем, имеют золотой обрез, а название нередко висело на рукописи, подобно печати древнего документа, и все это вкладывалось в дорогой футляр под заглавием membrana Вечный город: взгляд со стороны - страница 18.

Я изредка лицезрел, чтоб актер на сцене читал старый ма­нускрипт, держа его верно, другими словами чтоб свиток был у него в левой руке, а правой он бы отматывал несколько дюймов, а потом Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 продолжал освобождать последующие дюй­мы левой и сматывать правой, пока таким макаром не дой­дет до конца. Чтоб смотать рукопись плотно, комфортно было первую страничку придавить подбородком, высвободив та Вечный город: взгляд со стороны - страница 18­ким образом обе руки для отматывания умбиликуса. Если этого не знать, нас, современных читателей, могло бы силь­но изумить замечание Марциала: нечитанную книжку он на­зывает «книгой, которую не скреб небритый подбородок».


1 Стержень (лат.).

2 Рожки Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 (лат.).


Создатель обычно продавал свою книжку конкретно издателям, хотя имел право, если захотит, издать ее сам, наняв собственных переписчиков. Но так поступали ред­ко, и это не умопомрачительно. Авторского права тогда еще Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 не было, так что кто угодно мог выпустить пиратское издание. Поссориться с одним издателем и быть приня­тым с распростертыми объятиями другим — это удоволь­ствие было труднодоступно старому писателю, потому Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 что это было совсем никчемно: обозленный издатель всегда мог получить свое назад. Горация издавали братья Сосии, Марциала — Атрект и Секунд, Квинтилиана — Трифон, Сенеку — Дорвей. Обеспеченный друг Цицерона Аттик время от времени издавал Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 его в шикарных изданиях. Ни один создатель не мог прожить на доходы от собственных писаний, Марциал вечно вор­чал на жизнь литератора и сетовал, что не становится бо­гаче от того, что его эпиграммы Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 читают в Британии, Испа­нии и Галлии, — ссылка на зарубежные издания, которая отыскала бы отклик в сердцах многих современных читателей.

«Книготорговый ряд» в Старом Риме размещался в Аргилете, рядом с Форумом. Там Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 находились магазины издателей. Некие из их были богато обставлены — как комнаты отдыха, где клиент мог посиживать и созер­цать книжки, выставленные по обе стороны дверей. Рукопи­си хранились на полках, уложенные Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 одна на другую, по­добно отрезам материи, так что, может быть, римский книж­ный магазин на современный взор напоминал бы лавку торговца тканями. Не знаю, выдавали ли где-нибудь кни Вечный город: взгляд со стороны - страница 18­ги на дом, но библиотеки, в которые можно было придти за консультацией, точно существовали, и не только лишь в Риме, да и в маленьких городах. Авл Геллий ведает, как в один прекрасный момент Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 меж почетных гостей на вилле около Тиволи появился спор о том, небезопасно ли пить ледяную воду в горячую погоду. Те, кто считал эту привычку безобидной, усомни­лись в неких цитатах 1-го из Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 гостей, который в под­тверждение собственной правоты здесь же принес из общественной библиотеки цитату из Аристотеля, который очень не одоб­рял прохладную воду в жару, считая ее небезопасной для здоро­вья. Геллий добавляет Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, что на гостей цитата произвела та­кое воспоминание, что они все решили с этого момента отрешиться отводы со льдом. Меня-то больше занимает не их решение, а вопрос: возвратился ли Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 человек, бегавший в библиотеку, с кни­гой Аристотеля либо он выписал оттуда цитату и принес ее своим собеседникам. А этого Геллий не докладывает.

Я переходил от руины к руине и вышел к Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 приветливому и внезапному указателю: «Бар», рука на котором ука­зывала в тенистые кущи садов Фарнезе, где под высочайшими деревьями за пышноватыми изгородями кардиналы когда-то делились своими мирскими тайнами и кипарисы склоня­лись слушать их Вечный город: взгляд со стороны - страница 18. Похожие на привидения высочайшие де­ревья, кажется, наделены разумом, как будто всосали его из пропитанной историей земли. Хотя вокруг не было ни души, я то и дело озирался в Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 этом древнем саду: не идет ли кто-либо следом.

В центре, там, где сходились запущенные аллейки, стоял умиротворяющего вида древесный домик, который и был тем баром. Обладатель, кивнув на «веспу», припарко­ванную Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 у дерева, произнес мне, что летом он приезжает сюда каждый денек, и его бар открыт, пока не зазвонят «Ave Mana». Я сел со своим стаканом у изгороди, совсем поглощенный идеей о том, что сады Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 Фарнезе посажены на развалинах дворца Тиберия и Калигулы. Тут никогда не проводилось кропотливых раскопок, но в прошедшем веке вдруг нашли караульное помещение, на стенках кото­рого бойцы преторианской гвардии оставили надписи Вечный город: взгляд со стороны - страница 18. Эта привычка стара, как мир. Один боец написал по-грече­ски: «Многие писали всякое на этой стенке, а я — ничего», на что его товарищ написал: «Браво!» В этом дворце жил Тиберий, когда кто Вечный город: взгляд со стороны - страница 18-то — разумеется, из министерства ино­странных дел, сказал ему, что Понтий Пилат «контро­лирует ситуацию». Тут проводил свою фантастическую жизнь сумасшедший Калигула, если, естественно, можно веровать всему тому, что о Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 нем говорилось.

Поведение Калигулы вызывало омерзение у Сената, народа и, в конце концов, у армии. На четвертом году его правле­ния его решили уничтожить. Комплот был республиканским по духу, и уничтожить его Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 поручили трибуну когорты преториан­ской гвардии, которого Калигула в один прекрасный момент обидел. Под­ходящий момент представился во время каждогодних игр и театральных представлений, когда Калигула, выйдя из те­атра, собирался отправиться Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 к для себя во дворец — принять ванну и пообедать в антракте. Узнав, что прибыл хор гре­ческих мальчишек, он оборотился побеседовать с кем-то из их в коридоре. В этот момент трибун и Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 стукнул его клинком, при этом так высчитал удар, чтоб правитель свалился наземь, но не погиб. У него еще достало духу кликнуть: «Я живой!», тогда и стоявшие рядом бойцы вонзили в его Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 тело свои клинки. Более тщательно обрисовал его погибель иудейский историк Иосиф Флавий. Подробности он, вне сомнения, почерпнул у Ирода Агриппы I, внука Ирода Величавого, который как раз оказался в Риме в то время. Ирод там Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 воспитывался и близко знал императорскую семью. Ему была предназначе­на принципиальная роль в событиях, последовавших за убийством.

Пока во дворце все было ввысь дном, Клавдий, дядя мерт­вого правителя, которому в то Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 время был 50 один год, прятался за занавеской. Это был умный, педантич­ный царедворец, которого ассоциировали с нашим Яковом I. В молодости его в семье держали за дурачка, он мучился нерв­ными расстройствами Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, к примеру заиканием. У него подер­гивалась голова и походка была нетвердой. Все это забав­ляло современников. Услыхав топот боец по коридорам дворца, дрожащий Клавдий спрятался за занавеской, не подумав о том Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, что ноги его видны. Бойцы выволокли его, но заместо того чтоб прикончить, как он ждал, при­знали в нем члена императорской фамилии и объявили его царем! Так было положено начало этой ужасной Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 системе избрания царей армией, которая просуще­ствовала до падения Империи.

Меж тем Ирод Агриппа I берет дело в свои руки. Весть о том, что Клавдий (с которым он совместно Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 обучался в школе) объявлен царем, полностью устроило его, но вкупе с тем он знал, что Сенат — за Республику. Поспе­шив в Курию, по пути он повстречал злосчастного Клавдия, ко­торого несли в носилках к Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 казармам преторианцев, и ухитри­лся прошептать ему несколько слов ободрения и поддержки. Прибыв в Сенат, он выразил республиканцам свою лояль­ность, но указал на то, что совсем нереально проти­востоять Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 преторианской гвардии силами когорт из граж­данского населения. Он настроил Сенат на более миролю­бивый лад и произнес, что разумнее всего было бы бросить на данный момент Клавдия у власти, а он, Ирод Агриппа Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, на правах старенького друга будет за ним шпионить. Но, притворяясь рес­публиканцем, Ирод Агриппа потаенно высылал Клавдию по­слания с призывами твердо держаться собственной полосы. Его утонченный иудейский мозг сыграл Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 свою роль в ослаблении Сената и укреплении позиций незадачливого Клавдия. Как удивительно: правитель, захвативший и подчинивший для себя Бри­танию в 43 году н. э., в некий степени должен своим воз­вышением и пурпуром Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 внуку Ирода Величавого.

Покинув полные призраков сады, я вышел к тому мес­ту, где стоял дворец Домициана. Но заместо мраморных коридоров и, как положено во дворце, — часовых, молча­ливых рабов, тихо Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 ступающих по вкрапленному се­ребром полу, фонтанов во внутренних двориках, оникса и порфира — я увидел только груду булыжника. Тем не ме­нее конкретно тут жил и погиб этот странноватый правитель, в чье мрачное правление Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 Империя была наводнена шпиона­ми. Отпрыск грубоватого демократичного Веспасиана и брат прекрасного Тита, Домициан по всем статьям не делает чести собственной семье. Неизменный ужас погибнуть от руки убийцы довел его до такового нервного Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 напряжения, что он заразил им всех окружающих. Все страшились всех. Согля­датаи и доносчики были всюду, а кутузки уже не вмещали подозрительных личностей.

Правитель обладал темным и наизловещим чувством юмо Вечный город: взгляд со стороны - страница 18­ра. В один прекрасный момент он пригласил важнейших в Риме людей к для себя во дворец на пир. Когда они пришли, их провели в комнату, от пола до потолка убранную черным. Гости Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 в страхе узрели, что перед каждым ложем стоит надгроб­ный камень, и на каждом написано имя. Они заняли свои места согласно надписям и ждали сейчас прибытия па­лача. Заместо этого в Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 комнату вошли несколько обнажен­ных мальчишек, выкрашенных в темный цвет, и медлительно исполнили праздничный танец. Позже подали поминаль­ный пирог и другие блюда, которые обычно «предлагают» духам погибших. Пока гости пробовали есть, глас Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 Домици­ана говорил им ужасные истории убийств и кровавых злодеяний. Наверное, даже Палатин не помнит спектакля страшнее. Когда пир завершился, гости, к собственному последнему удивлению, узнали, что могут расслабленно отчаливать по домам. Не Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 успели они придти домой, как прибыли послан­цы из дворца. Заместо смертных приговоров, которых ожи­дали все, гости получили по ценному подарку.

Ужасы Домициана нарастали, он отдал приказ облицевать стенки портика Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, где имел обыкновение прогуливаться, свер­кающим камнем из Каппадокии под заглавием фенгит, а может быть, это были тонкие листы слюды, которыми по­крывали оконные рамы. Он таким макаром имел возмож­ность созидать Вечный город: взгляд со стороны - страница 18, что происходит сзади него. Вроде бы там ни было, этот Зеркальный зал не выручил правителя — он был убит у себя в спальне на тринадцатом году правления в воз­расте сорока 3-х лет.

Последним Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 владельцем дворца Домициана был шотлан­дец по имени Чарлз Миллз, который выстроил для себя на раз­валинах виллу в готическом стиле, куда охотно приглашал римское светское общество XIX века. Виллу Миллз, кото Вечный город: взгляд со стороны - страница 18­рая нередко упоминалась во всех путных заметках XIX века, снесли не так издавна. В саду этой виллы в один прекрасный момент вешним деньком в 1827 году леди Блессингтон встретила одну старенькую даму, высшую Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 и с горделивой осанкой, одетую в платьице из серого левантийского шелка и чепец из той же мате­рии, увенчанный узорами. Прекрасная кашемировая шаль, которая леди Блессингтон показалась вещью, принад­лежавшей Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 когда-то какому-нибудь вождю варваров, краси­во лежала на согбенных плечах дамы. Дама заговорила о собственном отпрыску, умершем пару лет вспять. Она произнесла: «Скоро и я отправлюсь к нему, в тот наилучший мир, где Вечный город: взгляд со стороны - страница 18 нет слез». Ее проводили до кареты. И мама Наполеона поки­нула развалины дворцов цезарей.


vedenie-selskogo-hozyajstva-v-usloviyah-ekstremalnih-ekologicheskih-situacij-sibirskogo-regiona.html
vedenie-topograficheskih-ukazatelej-uchebno-metodicheskij-kompleks-habarovsk-2011-ministerstvo-kulturi-rossijskoj.html
vedenie-v-upravlencheskij-uchet.html