Вечный город: взгляд со стороны - страница 36

3
Один из гостей на приеме упомянул о том, что посетил наикрасивейший горчичного цвета дворец в парке — Казино Боргезе. Его спросили, лицезрел ли он известную скульптуру Кановы, изображающую Полину Боргезе Венерой, при­легшей на кушетку Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 в стиле ампир: одна рука подпирает пре­лестную головку, в другой она держит яблоко Париса.

Да, он лицезрел ее. И он не уверен в том, что, живи она на данный момент, ветреная Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 сестрица Наполеона числилась бы таковой уж кросоткой. Юный итальянец считал, что к красе современных дам требования еще более высочайшие, чем до эпохи кино и дешевенькой косметики, и нарисовал пла­чевную картину Вечный город: взгляд со стороны - страница 36: Полина в современной массе на Лидо, где ее никто не замечает. Может быть, он был частично прав. В наши деньки, наверное, даже сестры Ганнинг могли бы пройти по Сент-Джеймскому парку и не удостоиться Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 ни 1-го экзальтированного возгласа.

Разговор возвратился к Полине и ее странностям. Она вы­шла замуж в 20 три года, и ее 2-ой супруг, кислый, но достойный князь Боргезе, который осыпал Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 ее фамиль­ными бриллиантами, взамен не получил от нее ничего, кро­ме презрения и вспышек раздражения. Некие упоми­нали о ее умопомрачительных нарядах и украшениях, о ее при­вычке использовать собственных придворных дам в качестве Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 скамеечек для ног, об большом негре, который на руках но­сил ее в ванну, о том, как она использовала свои заболевания для чувственного давления на других, и, очевидно, о длин Вечный город: взгляд со стороны - страница 36­ной веренице ее любовников, о красавцах-гусарах, художни­ках, актерах и музыкантах. Один юноша, которо­му, может быть, хотелось произвести на нас воспоминание сво­им меркантильным познанием дам, произнес, что, подобно Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 многим современным чаровницам, Полина не много задумывалась о любви, больше — о для себя. Хотя идея эта не блестела оригиналь­ностью, кто-то попросил юного человека развить ее.

— Это так просто, — произнес он. — Новый роман Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 был для нее единственным методом обосновать для себя, что ее привлекательность все еще велика.

— Либо что она все еще может делать других дам злосчастными, заставляя их ревновать, — подал глас с дру­гого конца Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 стола старый человек, который, казалось, до сего времени не проявлял никакого энтузиазма к разговору.

Когда все стали расходиться, вдруг оказалось, что мы с ним совместно спускаемся по лестнице.

— Она Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 была потрясающе сложена, — увидел он, — но она была крохотная.

Я сообразил, что он все еще задумывается о Полине Боргезе.

— Могу сказать вам, откуда мне это понятно. Много годов назад я вошел в склеп Боргезе Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 в Санта Мария Маджо­ре. Это было ужасное место: пыль, заржавелый металл, превра­тившийся в лохмотья бархат. Гробы 2-ух пап, Павла V и Климента VIII, стоят рядом с гробами кардиналов, князей и княгинь Вечный город: взгляд со стороны - страница 36. И там я увидел небольшой гроб, чуток побольше дет­ского. На нем не было имени, так как семья с возрастом стала презирать ее. Это был гроб Полины Боргезе.

В Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 последующий раз оказавшись в Казино Боргезе, я об­ратил более пристальное внимание на скульптуру Кановы. Было такое чувство, что, смотря на эту скульптуру, общаешься с са­мой Полиной Боргезе, а поза ее Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 припоминает ту, которую она приняла, умерев. Даже во времена, когда нагота была в моде, скульптуру считали очень смелой все, не считая самой Полины. Одна ее подруга как-то спросила ее, как она Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 мог­ла позировать практически совсем оголенной.

— О, в студии была печка! — ответила Полина.

Я пошевелил мозгами, что эта статуя указывает нрав тщеславной и прекрасной дамы в новеньком ракурсе. Редчайшей юный супруге придет Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 в голову сделать супругу таковой сва­дебный подарок. Полина же сама пожелала позировать для этой статуи скоро после женитьбы с Боргезе, когда ей еще нравилось быть богатой княгиней. Канове, кажется, было неудобно изображать ее Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 в таковой позе, и он желал сде­лать ее Дианой. Но это ей не понравилось. Она настояла на Венере.

Есть история, что типо князь Боргезе был так шоки­рован скульптурой Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 собственной супруги, что держал статую под зам­ком. Ничего такового не было. Сама Полина позже, когда этот брак закончил что-либо значить для нее и когда они уже жили раздельно, узнав, что Боргезе Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 собирается пока­зать скульптуру друзьям, написала ему:

Пользуюсь возможностью обратиться к Вам с прось­бой. Мне понятно, что Вы временами показыва­ете мою скульптуру. Я бы желала, чтоб такового больше не было Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 — нагота ее граничит с неприличием. Скульптура была заказана только для того, чтоб доставить Вам удоволь­ствие. Так как речь об этом больше не идет, следует раз и навечно отвести от нее взор Вечный город: взгляд со стороны - страница 36.

Мадам Юно, гневная защитница собственного пола, готовая отыскать нечто симпатичное даже в отталкивающей Ма­рии-Луизе Испанской, считала Полину неотразимой. В сво­их воспоминаниях она пишет, что скульптура была четким слепком с нее Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 и сходство полное. «Говорят, что архитектор поправил недочеты ее ног и груди, — пишет она. — Я лицезрела ноги княгини, как все, кто был равномерно близок к ней, и ника­ких изъянов не Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 замечала». И все таки был один недочет, который Канова профессионально обошел и который очень вол­новал саму Полину: у нее были огромные уши.

Полина Боргезе обладала одной подкупающей чертой — абсолютной преданностью Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 брату. Она была единственной дамой, которая осмеливалась подшучивать над Напо­леоном и которой удавалось провести его. Молвят, что в период расцвета Империи, во времена полного триумфа

Наполеона, в Тюильри, она в один прекрасный момент Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 сделала попытку сделать лучше его наружность.

— Почему ты так упорно отказываешься носить кор­сет? — спросила она. — Время от времени кажется, что с тебя вот-вот свалятся брюки!

Никто другой не осмелился бы Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 так говорить с им­ператором. И он послушался ее совета и отправился к Леже, дорогому портному, который шил Мюрату его экстрава­гантные костюмчики. Но Леже отыскал его фигуру так трудной, а Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 самого Наполеона так неловким и при­жимистым клиентом, что испытал истинное облегчение, когда правитель скоро опять утратил энтузиазм к собственной внеш­ности. После битвы при Ваграме он выслал к Полине осо­бого гонца с Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 сообщением о том, что цел. Когда гонец вер­нулся, Наполеон спросил его:

— Она вас отблагодарила?

— Нет, сир.

— Я так и задумывался! Вот скупердяйка! — нежно проком­ментировал брат.

Но когда пришла нужда, эта «скупердяйка Вечный город: взгляд со стороны - страница 36» отда­ла ему все свои драгоценности. Она жила с ним на Эльбе, и, когда его экипаж был задержан при Ватерлоо, в потай­ном ящичке отыскали ее бриллианты. Остается только гадать, что с Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 ними стало.

После краха империи Наполеона оказалось, что его се­стра скопила довольно средств, чтоб приобрести виллу Бона­парте, что находится рядом с Порта Пиа. Там она и жила, выезжала в Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 экипаже с 4-мя форейторами и верховы­ми эскортами, также с 2-мя чернокожими прислужниками на запятках. Это был тот период ее жизни, когда вокруг нее вертелись очарованные английские лорды. Больше всех по­страдал сухой Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 и высокомерный Александр Дуглас, десятый гер­цог Гамильтон. Его супруга, кросотка дочь Уильяма Бек-форда, создателя «Ватека», была с ним в то время в Риме и не могла не созидать того Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 рабства, в каком с наслаждением пребывал ее надменный супруг. Молвят, Дуглас иног­да помогал Полине одеться и подавал ее горничной булав­ки и ленты, а время от времени в виде особенной милости ему Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 позволяли надеть атласные туфельки на ее мелкие ножки. В заве­щании Полина оставила ему туалетный шкафчик, а его супруге пожаловала две вазы из собственной спальни.

Комедия началась, когда Дугласа Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 отозвали домой в Шотландию и он оставил Полину на попечение надежного старенького родственника, лорда Кенсингтона, который, как Дуглас отбыл, ощутил, что так влюблен в кня­гиню, что приревновал ее к медику и вызвал бы его Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 на дуэль, будь они равны! Но впереди Полину ждало мно­жество несчастий. После погибели Наполеона ее нервишки со­всем расстроились, а тщеславие и гордость были уязвлены последним хахалем, юным Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 композитором Джован­ни Пачини. Польщенный сначала ее вниманием, юноша скоро отыскал ее императивной, мучительной и, как досадно бы это не звучало, старенькой! И она, всегда слабенькая здоровьем, в конце концов стала по-настоящему Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 нездоровой дамой. Одинокая, по­стоянно нуждающаяся в деньгах, она обратилась к супругу, князю Боргезе. Этот многострадальный человек к тому времени очень счастливо и тихо жил во Флоренции. Он был поражен, получив письмо Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 со словами: «Мне нуж­на Ваша любовь и забота... сердечко мое истомилась по Вам». Он решил было бежать из Италии, но Полина догнала его с воистину наполеоновской прытью, вооруженная письмом от нового папы, Льва Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 XII. Его святейшество призывал кня­зя Боргезе вспомнить о собственном долге хорошего католика и римского аристократа и принять свою легитимную супругу. Но все это продлилось всего три месяца. Полина Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 дохнула от рака. Она храбро встретила погибель и распорядилась своим имуществом с наполеоновской аккуратностью и точностью, не забыв в завещании никого.

Самая колоритная и прекрасная представительница клана Бо­напартов погибла в Риме в Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 возрасте сорока 5 лет. А ка­кой это был клан! Удивительно, как их всех тянуло в Рим! Ма­дам Мере, величавая и рачительная мама Наполеона, его братья Люсьен и Луи, его дядя, кардинал Феш, а Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 поз­же Гортензия, радостная дочь Жозефины... Пий VII, кото­рого травил Наполеон, благородно принял под свое кры­ло всю семью Бонапартов. Он никогда не забывал о том, что Наполеон реставрировал Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 католицизм во Франции Кон­кордатом 1801 года.

И все таки самой увлекательной из Бонапартов была мадам Мере, в какой чуть ли было чего-нибудть от француженки и которая гласила на корсиканском диалекте Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 собственной моло­дости. Величавая древняя дама в черном. Она пользо­валась в Риме огромным почтением, и жила экономично, сбе­регая каждый грош. Невзирая на то что к моменту битвы при Ватерлоо мадам Мере была уже Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 стара и практически слепа, она не колеблясь отправилась бы за отпрыском на полуостров Свя­той Лены, если б ей только позволили. Но с ней произо­шел в высшей степени странноватый случай. Она Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 поверила шарлатанам, которые уверили ее, что Наполеона чудом вызволили из плена. Она пережила отпрыска на шестнадцать лет и погибла в тот год, когда царица Виктория взошла на престол.

Самым Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 необыкновенным, экстравагантным членом семьи была прекрасная и смышленая американка5 Элизабет Паттерсон Бонапарт, которая приехала в Рим из Северо-Американ­ских Соединенных штатов в 1821 году с четырнадцатилет­ним отпрыском, Жеромом Наполеоном. Она была Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 разведенная супруга брата Наполеона.

Когда брату Наполеона Жерому было девятнадцать, он служил во французском флоте в Вест-Индии и попал в Штаты. Там, в Балтиморе, он и повстречал Элизабет Пат­терсон, дочь Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 1-го из самых богатых людей в Новейшей Ан­глии. Паттерсон эмигрировал из Ирландии в 1766 году и сделал состояние на оружии и обмундировании во время американской революции. Восемнадцатилетняя Элизабет втюрилась в юного француза, а он Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 — в нее. Паттерсон был против этого брака, чуя неприязнь Наполеона, но Эли­забет оказалась упорной женщиной, а отец нашел, что сильного сопротивления пока нет. Но шестое чувство давало подсказку ему, что Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 Наполеон постарается расстроить этот брак. И он предпринял все вероятное, чтоб сделать его непредотвратимым. Брак был заключен в канун Рождества 1803 года архиепископом Балтимора, и на этой свадьбе при­сутствовали все самые Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 значимые люди в государстве.

Потом, как и предугадал Паттерсон, разразилась буря. Наполеон пришел в ярость — у него были совершенно другие планы на Жерома. Он немедля отдал приказ собственному брату возвратиться во Францию, при этом Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 одному. Жером не послу­шался и не ворачивался два года. А позже приплыл с же­ной на корабле собственного тестя. Прибыв в Европу, они обна­ружили, что Элизабет запрещено высаживаться на сберегал Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 на местности Франции. Жером отправился один к раз­гневанному Наполеону, а Элизабет поплыла в Великобританию, где в Кэмбервилле в 1805 году родился ее отпрыск Жером На­полеон.

В отличие от собственного брата Люсьена, который Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 также же­нился против воли Наполеона, но предпочел быстрее отка­заться от собственной роли в планах могущественного брата, чем от супруги, Жером малодушно уступил императору. Потому что Пий VII отказался аннулировать брак Вечный город: взгляд со стороны - страница 36, государствен­ный совет Франции издал декрет о разводе. Жерома от­правили в море, и два года спустя он стал владыкой Вестфа­лии и женился на принцессе Екатерине Вюртембергской. Наполеон обусловил Элизабет Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 Паттерсон каждогодний пен­сион при условии, что она остается в Америке и откажет­ся от фамилии Бонапарт, что она и сделала. Когда Напо­леона сослали на полуостров Святой Лены, она почувствова­ла Вечный город: взгляд со стороны - страница 36, что действие контракта вот-вот закончится, и оформила в Мериленде развод с Жеромом особым законода­тельным актом, после этого отправилась в Европу.

Прибытие симпатичной, смышленой юный аме­риканки, родственницы Бонапарта Вечный город: взгляд со стороны - страница 36, с ее необычной историей и прекрасным отпрыском, вызвало сенсацию, в особенности посреди чле­нов клана. Полина Боргезе пригласила свою южноамериканскую невестку в Рим и ввела ее и Жерома Наполеона в свет. Все остальные Бонапарты Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 были добры и доброжелательно настро­ены, но, как скоро сообразила Элизабет, они все или всегда находились в тяжелом финансовом положении, или про­мотались, так что вещественной помощи от их ожидать не приходилось.

Элизабет Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 была меркантильной и амбициозной дамой, и ее главными целями в жизни были средства и положение в обществе. Ей был свойствен снобизм, как, вобщем, и боль­шинству людей в XIX Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 веке. Она презирала Америку и аме­риканцев. За время собственного пребывания в Европе — а она прожила там лет 20 5 — она написала неограниченное количество писем собственному папе: о деньгах, положении в об­ществе и о том, как Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 она терпеть не может родину.

«Я так терпеть не могла жизнь в Балтиморе, — пишет она в одном из писем, — что при мысли о том, что мне предсто­ит провести там Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 всю жизнь, мне приходилось собирать всю волю в кулак, чтоб не покончить самоубийством». Аме­риканские мужчины, по ее воззрению, были нестерпимы. «Все они торгаши. А коммерция, хоть и заполняет кошелек, зато сушит Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 мозги. У их, не считая их бухгалтерии, ничего нет в голове». Еще она считала их глупыми в отношениях с дамами. «Женщины всех государств, — писала она, — очень хитры в воззвании с мужиками. В Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 Америке они в особенности преуспевают, так как мужчины тут отста­ют в знании людской натуры приблизительно на век...»

Вращаясь в европейском обществе, она сделалась более царственной, чем даже особы царской крови. Несмот­ря на Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 то что Жером обошелся с ней таким зазорным об­разом, она всю жизнь гордилась тем, что была замужем за братом Наполеона. Какой прелестной супругой она могла бы быть самому Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 Наполеону! Будь Элизабет Паттерсон импе­ратрицей, могло бы не случиться Ватерлоо.

Голубой мечтой Элизабет был блестящий европейский брак ее отпрыска. К огорчению для нее, он возвратился в Амери­ку один и женился на Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 девице из Балтимора. Она выяснила эту новость во Флоренции. «Когда я в первый раз услышала о том, что мой отпрыск погрузился до свадьбы на девушке из Бал­тимора, я чуток с мозга не сошла Вечный город: взгляд со стороны - страница 36, — писала она папе. — Я вос­питывала собственного отпрыска для жизни в Европе. Я всегда твер­дила ему, что нельзя жениться на американке».

За этим ударом последовал другой, практически таковой Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 же ожесточенный. Погиб Паттерсон, оставив дочери еще мень­ше, чем она подразумевала, и отомстил ей словами завеща­ния: «Моя дочь Бетси всю жизнь была непослушлива и ни­когда не числилась с моим воззрением и Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 моими эмоциями. Если честно, она причинила мне больше беспокойства и проблем, чем все другие детки, совместно взятые, и ее безрассудство и неповиновение стоили мне огромных расходов».

Она возвратилась в Америку в 40 девять Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 лет. Приобре­ла репутацию страшной скряги. Жила в пансионах Балти­мора, будто бы у нее не было ни гроша. Она перевоплотился в смешной персонаж: появлялась всегда с красноватым зонти­ком Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 и ковровой сумкой. А у себя в комнате держала чемо­даны, полные престижных в прошедшем европейских нарядов. Элизабет нередко доставала бальное платьице, подаренное ей Полиной Боргезе, и очень сберегала смокинг супруга, который он надевал на Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 женитьбу. Обожала побеседовать о собственных былых победах и в один прекрасный момент спросила кого-либо, кто не так давно приехал с материка, не слыхал ли он там о ее красе. Она Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 погибла в девяносто четыре года и оставила состояние в полтора мил­лиона баксов. Мама балтиморских Бонапартов, которая по праву могла бы быть царицой, скончалась в 1879 году, и большая часть ее состояния досталась двум Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 ее внукам, Жерому Наполеону и Чарлзу Джозефу.

Жером стал выдающимся военным и, уйдя из амери­канской армии, служил во Франции под командованием собственного кузена, Наполеона III. Он был в Балаклаве, Ин Вечный город: взгляд со стороны - страница 36­кермане и Автомобиле и аккомпанировал императрицу Евгению в ссылку в Великобританию. Младший брат, Чарлз Джозеф Бона­парт, стал секретарем военно-морского ведомства в адми­нистрации Теодора Рузвельта в 1905 году, а позднее Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 — министром юстиции Соединенных Штатов.

Южноамериканская ветвь рода Бонапартов пресеклась в 1945 году, когда бездетный старенькый джентльмен по име­ни, конечно, Жером Наполеон, спотыкнулся о поводок собачки своей^жены, свалился недалеко от Центрального Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 парка в Нью-Йорке и погиб от приобретенных повреждений. Но род длится по женской полосы на материке, и идея об этом компенсировала бы Элизабет Паттерсон многие грустные моменты ее жизни.

Наполеон намеревался Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 сделать Рим собственной 2-ой сто­лицей и грезил, подобно Августу, глядеть на него, стоя на Капитолийском холмике. Невзирая на то, что его войска заняли Рим, что он принудил отречься 1-го папу, унизил другого Вечный город: взгляд со стороны - страница 36, ему так и не удалось насладиться своим триум­фом. Его воздействие на Рим и Италию было так велико, что невольно ищешь какой-либо его вещественный символ. Но есть только Пьяцца дель Пополо Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 и сады Пинчьо, которые перераблотали его архитекторы.

Казалось, идея о Риме никогда его не покидала. Когда родился отпрыск Марии-Луизы, ему присвоили гордый титул «короля Рима», который по праву принадлежал отцу. Это был юноша Вечный город: взгляд со стороны - страница 36, узнаваемый бонапартистам как Напо­леон II, иным — как барон Рейхштадтский, романтики же называли его Орленком. Он погиб в 20 один год.

Всем, кто желал бы побольше выяснить обо всем этом, сле­дует отправиться Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 в музей Наполеона, помещающийся в палаццо Примоли в конце Виа Кондотти. Тут можно уви­деть портреты и семейные реликвии Бонапартов, автогра­фы, письма, императорское облачение и столовые приборы. Есть Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 отдельный зал, посвященный развеселой Полине. Я поду­мал, что злосчастную и глубоко заблуждавшуюся Элизабет Паттерсон стоило бы представить хотя бы одним снимком, ведь она жила уже во времена фото. Одна из самых трогательных Вечный город: взгляд со стороны - страница 36 артефактов — малая коробка драгоцен­ного дерева, в какой хранится молочный зуб Орленка.


vedicheskie-mifi-ob-utrennih-bozhestvah.html
vedite-raskopki-ved-v-gorode-stolko-tajn-kotorie-trebuyut-ot-vas-togo-chto-bi-vi-ih-razgadali.html
vedma-s-rizhimi-volosami.html