Вечный город: взгляд со стороны - страница 40

8
После погибели Карла Эдуарда кардинал барон Йоркский объявил себя Генрихом IX Английским. Он повелел отчека­нить очень патетическую медаль, на которой назвал себя «Королем милостью Божией, но не волей людской», хотя никто, не считая Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 разве что слуг, нескольких ирландцев, и тех, кто вожделел достигнуть его доброжелательности, никогда не назы­вал его «ваше величество». Ватикан не признал его Генри­хом IX, и за пределами дворца он оставался «его Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 светло­стью Генри Бенедиктом Марией Климентом, кардиналом и герцогом Йоркским».

Он был самым привлекательным их этого семейства. По-английски гласил с сильным акцентом, и очень раздра­жался, когда его не Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 понимали. Был достаточно богат, пока деяния Наполеона против Святого Престола не лишили его поста, тогда и, проявив огромную деликатность, Георг III уверил его согласиться на пенсион в 4000 фунтов в год.

По-настоящему счастлив он Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 был во Фраскати. Тут его поистине считали владыкой. Будучи юным и богатым епископом, он щедро растрачивал средства на свою епархию, пока не изжил там бедность и нужду. Он жил забавно Вечный город: взгляд со стороны - страница 40, был до­ступен для всех, а его дорожную карету, запряженную ве­ликолепными лошадьми и проносящуюся на большой ско­рости, отлично знали в округах.

Я заинтересовался, сохранились ли во Фраскати какие-нибудь мемуары о Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 последнем Стюарте, и отправился туда в один прекрасный момент днем. Проехав четырнадцать миль, я ока­зался на прекрасных Альбанских буграх и поднялся в осторожный, в бисквитных тонах городок, глядящий этим расчудесным итальянским Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 днем через Кампанью на Рим. Го­род мне был виден через легкий осенний туман, из кото­рого подымалиь купола церквей, чуток тронутые утрен­ним солнцем.

Фраскати был резиденцией фельдмаршала Кессельрин Вечный город: взгляд со стороны - страница 40­га, и союзникам пришлось бомбардировать город в 1943—1944 го­дах. К тому же на данный момент в домах остались пробоины и другие пе­чальные знаки прошлой войны, но жизнь бурлит на улицах поселения, которое многие считают Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 самым привлекатель­ным из Castelli Romanix. Все встреченные мною люди об­ладали этим известным итальянским притягательностью, которого не ощущаешь в мучительном Риме, где люди очень заня­ты и вечно Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 торопятся.

В большой барочный собор попала бомба, но один па­мятник вышел из войны, не получив ни единой царапинки: длинноватая надпись с царским английским гербом, кото­рую Генри сделал в честь собственного брата, похороненного из Вечный город: взгляд со стороны - страница 40­начально во Фраскати, до того как его тело перенесли в склеп Стюартов в соборе Святого Петра. Я отыскал и то ме­сто, где когда-то была основанная кардиналом Стюартом библиотека Вечный город: взгляд со стороны - страница 40. Здание разрушили во время войны, а сейчас отстроили, и тут располагаются квартиры, кабинеты и ма­газины. Войдя, я был приятно удивлен, лицезрев, что Biblioteca Eboracense все еще существует, и хотя полки пусты, но бюст Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 Генри тут все таки стоит. Хранитель произнес мне, что книжки забрали для сохранности в Ватикан и еще пока не возвратили.


1 Кастелли Романи — это заглавие соединяет воединыжды 13 городков, расположенных поблизости от Рима, на Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 Альбанских буграх. — При­меч. ред.


Самое увлекательное из всего, связанного со Стюарта­ми, — это странноватый старенькый дворец, схожий, быстрее, на замок. Когда Генри вступил во владение им, дворец был в Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 таком нехорошем состоянии, что в один прекрасный момент во время банкета он и его гости провалились вкупе с полом в конюшни, кото­рые находились понизу. Кардинал, более везучий, чем многие из гостей, мягко приземлился Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 на крышу собственно­го экипажа. Древная лестница, ведущая к этому дворцу, известна как Виа Дука ди Иорк — улица Барона Йорк­ского.

Бродя по городку, известному своим белоснежным вином, я увидел несколько Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 схожих на укрепленные крепости вин­ных подвальчиков, вырубленных прямо в горах. Я спус­тился в какой-то из них и оказался в интерьере, который, веро­ятно, очень изумил бы Сервантеса. Несколько ламп Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 и све­чей освещали пещеру, вырубленную в туфе, где стояли массивные древесные некрашеные столы, почерневшие от времени. За одним из их забавно пировала компания со­бутыльников, перед ними стояли бутылки фраскати. Из подвалов Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 очень пахло вином. Как появился я, хохот тотчас закончился. Эта сцена была стара как мир, и я здесь же вспомнил плутовские романы: непременно, очень по­чтенные горожане, собравшиеся тут, смотрели на меня Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 как шайка разбойников, которая собралась отпраздновать добычу.

Меня приняли как нельзя более разлюбезно. Пролитое вино здесь же вытерли со стола, со скамьи смахнули пыль и с по­клоном предложили Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 мне сесть. Через пару минут я сообразил, что попал на праздничек. Это была последняя выпив­ка перед закрытием сезона, сейчас canting раскроется только тогда, когда поспеет вино нового урожая.

Я увидел, что фраскати тут совершенно Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 другое, чем вино той же марки в Риме.

— А-а, — с осознанием кивнул старик, который, вид­но, не брился с прошедшего воскресенья. — Эти воры-рим­ляне никогда не нальют вам реального фраскати Вечный город: взгляд со стороны - страница 40. Они же его водой разбавляют! Ваше здоровье... милорд!

Мне понравилось такое воззвание! На развалинах меня нередко называли «dottore», в музеях — «professore», но в этом пропахшем вином погребке Фраскати я услышал по Вечный город: взгляд со стороны - страница 40­следний отзвук вежливости XVIII века.

Владелец погребка произнес мне, что обладает 2-мя гекта­рами, это около 5 акров, виноградников, а его обезумевшая щедрость и жизнерадостность, ибо он все подливал и под­ливал Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 в стаканы, разъясняется красивым урожаем, кото­рый он ждет собрать к 20 октября. Виноград давят но­гами, и он пригласил меня придти поглядеть на это. Ни­когда, произнес он, виноград для его Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 вина не будет давить машина, ведь пресс дробит косточки и вино от этого стано­вится горьковатым. Я опешил тому, что всего 5 акров ви­ноградников дают довольно вина для содержания погреб­ка, да еще позволяют отправлять Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 вино в Рим.

Владелец провел меня в подвалы, очень похожие на ката­комбы, где стояли 40 огромных бочек. Он произнес, что температура тут никогда не колеблется более чем на один Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 градус, даже в августе.

Когда мы возвратились в погребок, худенький старик, стоя в луче света, проникшем с улицы, заглядывал во мрак, гром­ко выкрикивая: «Olivi dolci!»1. Он вошел, мы угостили его стаканом вина, выпив за Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 новый сбор, и приобрели у него малость расчудесных зеленоватых оливок. Стали приходить еще люди, и я ушел. Владелец проводил меня до выхода, и снова пригласил поглядеть, как давят виноград.

По Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 дороге из Фраскати есть терраса, которая возвыша­ется над Кампаньей с запада. С нее я поглядел на закат над Римом. Вся Кампанья перевоплотился в пурпуровое море, в каком, подобно миражу, плавал город Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 куполов. Я вер­нулся в Рим к тому магическому часу, когда улицы залива­ет розоватый свет.


1 Смачные оливки (ит.).
9
Мавзолей Августа стоит на берегу Тибра. Это одна из числа тех ничтожных развалин Вечный город: взгляд со стороны - страница 40, которые упрямо не желают развалить­ся совсем. Он успел побывать крепостью, ареной для боя быков, цирком, концертным залом. Сейчас это руина, где колченогие коты отыскивают защиты от мальчиков. Тут ког­да Вечный город: взгляд со стороны - страница 40-то покоился останки 5 цезарей — Августа, Тиберия, Калигулы, Клавдия и Нервишки, 2-ух императриц, Ливии и Агриппины, также других членов императорской семьи. Никто не знает, что случилось с прахом, но несложно дога­даться: урна, в какой Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 хранился пепел Агриппины, в Сред­ние века использовалась как мерка для зерна.

Царей сжигали в нескольких шагах отсюда, ря­дом с церковью Сан-Карло-аль-Корсо, и думаю, из всех древнеримских Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 церемоний конкретно похороны правителя поразили бы нас посильнее всего. Обычай conclamatio, кото­рый до сего времени соблюдается, когда погибает папа, — пря­мое возрождение римского обычая. Как папа уми­рает, весь Рим Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 прекращает работать и погружается в скорбь. Под звуки авто сирен и плач дам с распу­щенными волосами праздничная погребальная процес­сия движется к Марсову полю. В ней участвуют восковые «родственники», имеющиеся у всякой аристократической Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 семьи. Эти маски хранились в шкафах римских дворцов и очень ценились, как нами ценятся портреты протцов. В им­перские времена прогуливалась шуточка, что дескать, у «нового челове­ка» нет родственников Вечный город: взгляд со стороны - страница 40, разве что воображаемые; а в деньки, когда почитали аристократов, потешались над состоятель­ными людьми, которые типо приобрели для себя родственников на аукционе. Итак вот, длинноватая процессия в аутентичных масках, которые надевали члены императорской Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 семьи либо люди, избранные за их сходство с праотцами, проходила мимо носилок с телом правителя, укрытым пурпуровой тканью. Члены семьи, рабы, освобожденные по воле по­койного правителя, с обритыми головами и в головных Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 уборах свободных людей, сенаторы, аристократы, ликто­ры с пучками фасций, преторианская гвардия — всем им находилось место в процессии. В тиши, прерываемой только криками плакальщиц, тело поднимали на Ostrinum, к месту погребального костра. На Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 самой верхушке посиживал орел в клеточке. Когда люди в восковых масках окружали место сожжения, человек, отведя глаза от клеточки, подносил го­рящий факел к ее пруткам, в тот же миг Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 открывали дверцу, и орел вылетал из облака дыма, символизируя душу импе­ратора, отлетающую в другой мир.

На берегу Тибра на данный момент стоит большущее бетонное со­оружение на том месте, где Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 был остринум, но снутри мож­но посмотреть на одну из величайших артефактов, Ara Pads Augustae 1. Это именитый алтарь, посвященный Августу Сенатом в 13 году до н. э. в честь его триумфального воз­вращения из Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 Испании и Галлии. До недавнешнего времени это сооружение было исключительно в виде фрагментов в дюжине различных собраний, и значимая часть его нахо­дилась на Корсо под палаццо Фиано, фундамент которого покоился на Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 старых мраморных ступенях. Как все эти разрозненные куски собрали совместно, как другие части выкопали из-под земли — это одна из самых ро­мантических историй о раскопках, и, может быть, когда фа­шисты станут перед Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 трибуналом вечности, за восстановле­ние алтаря Мира им простится отвратительная Виа делла Кон­чиллационе.

1-ые пробы копать под палаццо Фиано были пред­приняты в 1903 году. Там нашли много удивитель Вечный город: взгляд со стороны - страница 40­ного, но вода хлынула в раскоп, и устойчивость верхнего дворца оказалась под опасностью. В 1937 году правительство

1 «Алтарь мира» Августа (лат.).

Муссолини взялось за дело рьяно и с большенными затрата­ми, как это бывает только при Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 диктатурах. Поначалу под­земные воды были заморожены, потом вес дворца приняла на себя непростая железная конструкция, освободив от него мраморные ступени алтаря.

Сейчас девять ступеней ведут на квадратную площадку под открытым небом Вечный город: взгляд со стороны - страница 40, огражденную высочайшими стенками, по­крытыми с обеих сторон прекрасной резьбой, а очередной лестничный просвет в центре ведет к алтарю. Фриз с фигурами в человечий рост проходит по кругу: могила и праздничная процессия Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 парней и дам, последующая к алтарю для жертвоприношения. Посреди их мы лицезреем и са­мого Августа, укрывшего голову тогой, его преемника Ти­берия, Ливию — супругу Августа и его дочь Юлию. Порт­реты были Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 выполнены при жизни этих людей самым луч­шим архитектором. Поразительно, как не много пострадали от времени куски, пролежавшие века под Корсо, спасен­ные от варваров и Барберини. Они поражают нас собственной Вечный город: взгляд со стороны - страница 40 свежестью и своим расчудесным возрождением.


vedmi-ne-bivayut-schastlivi-v-lyubvi.html
vedomost-12-zapolnyaetsya-v-razreze-sleduyushih-statej-zatrat-1-1-znachenie-dokumentacii-v-buhgalterskom-uchete.html
vedomost-defektov-stroitelnih-konstrukcij.html